Женская пустота

Сначала они сидели.. и молча смотрели друг на друга. И эта тишина не была напрягающей, каждому было комфортно в ней. Она? ... С любопытством любящего ребенка разглядывала его, какие изменения произошли в нём за это время, что они не виделись. Он? С восхищением смотрел на неё, подмечая то новое, что у неё появилось во взгляде, в движениях, едва уловимое, но не ускользавшее от него. 

- Как ты думаешь, - начала Светлана, -  каких мужчин женщины любят больше всего, точнее - каких не забывают никогда?

Немного задумавшись, уж слишком необычным было начало их разговора, Олег  ответил:

- Наверное, тех, кто любил их взаимно? Или оставил какой-то очень большой след в её чувствах,  так?

Они сидели напротив друг друга в той же кафешке, где сидели уже однажды. Ирония судьбы, - легко подумала Светлана. А есть ли вообще судьба? Или мы творим её каждым своим шагом, каждым поступком, каждым новым выбором?... Ответа она не знала. Или думала, что не знала. Но весь этот год ей явно показывал, что существует и то, и другое. Или иллюзия всего, что  существует и то, и другое.

Иллюзия… Как часто мы погружаемся в неё. И принимаем за  действительность и настоящность.

- А зачем тебе понадобился этот разговор, - тихо, с какой-то медлительностью, в задумчивости спросил, прерывая её поток мыслей,  Олег. Его глаза говорили о другом. Они говорили о том, что он и сам знал ответ на этот вопрос. Сегодня его глаза говорили о том, что он и так давно всё знает. И то, что было открытиями для неё,  для него это было давно всё разложенным по полочкам, всё просто и понятно.

- Гештальт не закрыт, дует, - лукаво улыбаясь,  сказала Светлана,  и они оба засмеялись.

Он подлил ей, дотягиваясь  через столик, зелёного чаю в красивую кружку и новый аромат повис  тонкой струйкой в воздухе.

С каждой новой чашкой аромат становится новым, - подумала Светлана. Так же как и мы, наверное… каждый раз нам открывается  новый пласт себя,… другого человека, новых озарений, чувств. И то, что не было даже близко понято когда-то, в своё время становится простым, понятным и очевидным теперь. Всему своё время и место? Да-да, именно так.

- Помнишь, я написала тебе недавно, что … - и Светлана чуть задумалась. Казалось, что она  вспоминает точнее – как была написана фраза… Я написала, что наши отношения не могли тогда быть иными, там, в то время – они не могли состояться. Я же это и правда поняла. Причем – понимала это постепенно. И блин, болезненно, - Светлана даже покачала головой, чтобы не дай Бог, Олег даже не смог усомниться в этом.  И с меня как-будто слетала какая-то шелуха, как от лука, - вновь засмеялась Светлана.  – Слой за слоем, иллюзия за иллюзией.

Вначале корона на моей башке шептала мне:

- Не плачь. Это не тот мужчина, рядом с которым ты была бы счастлива. Не тот… совсем не тот.

И мозг уверенно подкидывал доказательство «не того».  И всё окружение в этом помогало.

- И знаешь, - продолжала свой монолог Светлана, за этот год я воочию убедилась – как пластична наша психика. Какие игры с нами играет наш мозг. Он может найти факты, подтверждения любой своей теории. Он одни и те же даже факты, фотографии, события может интерпретировать так, … как будет не больно психике. И ты прав, как всегда прав, мой мудрый мужчина, - заулыбалась Светлана, сделав акцент на «мудрый мужчина», - что надо расти над собой. Собой прежним, чтобы истина открывалась во всей своей наготе. Хотя, допускаю, что и это не последний уровень. Как знать, может быть, завтра откроется что-то новое.

Я тебе рассказывала, что когда «закрыла» свой контракт с мужем, то попросила встречу с удивительным мужчиной. И причем попросила, чтобы он был выше меня во всём, и даже духовно. По сути, я не совсем в тот момент понимала, ЧТО я просила. И как труден будет этот путь - я не понимала… Бойтесь своих желаний, они сбываются.

Светлане нравилась эта встреча. Она кайфовала. От того, как спокойно и … благорасположенно смотрел на неё Олег. Кайфовала от своего состояния открытости и бесстрашия. Да, наверное, именно оно – это новое для неё состояние отсутствия страха, состояния  - быть открытой, ранимой, может быть, даже уязвимой  и даёт то чувство полного кайфа, когда ты можешь быть собой, а … не казаться кем-то. Она не так давно почувствовала вкус этого состояния. И оно ей нравилось. Пока оно было для неё еще новым, и потому … пьянило кровь, кружило голову своими новыми чувствами и «ароматами».

Мне тогда казалось, - выходя из своей задумчивости, продолжила  Светлана, - что я так устала быть паровозом и куда-то кого-то тянуть, толкать, что мне нужен именно Сенсей.  Но еще я просила, и даже не только в тот момент, а вообще по жизни… Я всегда хотела восхищаться своим мужчиной. Я так завидовала тем немногим парам, у кого это видела. Я это ощущала всем нутром своим женским. Я умею считывать это состояние в других парах. Я вижу это в глазах женщин, в их интонациях: восхищены они своим мужчиной или нет. Это едва уловимое, и не знаю – обращают ли на него внимание другие, но я его всегда улавливала – есть оно у женщины или нет. Я тосковала, сильно тосковала по этому состоянию.

Эти  настройки души, чистой, прекрасной – они всегда заложены в нас. И не важно, услышал ты их или нет, чистыми, красивыми и непорочными они в нас незримо присутствуют. И душа просила праздника, - улыбнулась Светлана, утопая в красивом и глубоком взгляде Олега .

- Слушай, а ты чувствуешь сейчас пространство? - она, казалось, вышла из своих воспоминаний и стала более активной.

- Ннннет… -  слегка задумавшись… - а что ты имеешь ввиду под этим? – не совсем понимая,  ответил Олег.

Ну, то пространство, поле, что сейчас существует между нами. Прямо сейчас.

- … да я как-то не акцентировался на этом. Хотя если с акцентироваться, наверное, смогу.

- Конечно, сможешь. Именно ты – сможешь, я даже не сомневаюсь в этом. И я чувствую сейчас. Оно какое-то благорасположенное к нам. Оно нам симпатизирует. Нам или мне – точно не могу сказать. Оно мне как бы говорит: - давай, Светик, не бойся. Ты – в безопасности. Этот человек тебя никогда не обидит и не предаст.

Да, не предаст, в отличие от меня – с каким-то комком в горле проговорила  Светлана,  вновь изменилась во взгляде, вновь ушла в свою задумчивость, в водоворот воспоминаний, и было по её лицу видно, что эти воспоминания были не совсем приятными для неё.  Точнее – они были из той, какой-то другой жизни. Из другого поля.

Олега удивила эта фраза, но он не стал переспрашивать. Он понял: то, что она открывает сегодня -  ей дается не легко, и не надо её торопить. Тем более - сегодня выходной и торопиться-то им особо некуда. Чуткость, тонкость, мудрость – это те качества, которые легко ему удавалось применять в жизни.

Отведя взгляд в окно, он смотрел, как красиво играют огни вечернего города, как куда-то едут и идут люди … и как красивыми, крупными хлопьями падал на всю эту живую красоту снег.

Светлана посмотрела туда же.

– Красивая получилась бы фотография. Я люблю именно это время дня и  года. Хлопья снега, в них есть что-то совершенно магическое, не находишь?... Они очень громко передают тишину. Она просто кричит своим беззвучием. И воздух, во время снегопада, становится каким-то вязким, не давая быстро упасть каждой снежинке, как будто помогая ей прожить свой жизненный путь. Продлить очарование момента-жизни.

И я даже не знаю - кого сильнее я предавала. Тебя? Себя?  - Слова Светланы вернули Олега из завораживающей своей красотой и тишиной картинки.

Я просила мужчину, которым хочу восхищаться. И мне казалось… хм, наивная девочка, что это вот так дается: на, восторгайся. Точнее, да, это именно так и даётся – на, бери и восторгайся. Только слабость нашей не совсем совершенной души не может принять этот дар. Хотя, у меня всегда сомнения по поводу вот этого оборота: слабость Души… душа плачет… душа болит... По-моему, мы часто пользуемся,  не задумываясь,  над настоящей сутью слов.  

Душа – она, на мой взгляд, всегда идеальна. И ей не надо развиваться. А развивается сам человек, его Личность. Его психика, её пластичность. Её способность вырастать НАД собой. Ну, сейчас я не об этом, ладно, так, мысли вслух.

Мне дали тебя. Только инструкцию по применению я где-то потеряла. И ведь мне не нужно было повторений моих предыдущих опытов отношений, где я не восторгалась любимым. Я больше не хотела, я в это наигралась. А тут я … пошла тем же путем. Я очень быстро перестала это делать.

Олег не был удивлён её откровением.  Ему казалось, что всё это он и так давно знал и чувствовал. Это как раз то, чего ему так сильно не хватало в женщинах, - тотального принятия, восхищения. Но удивляло то, что сейчас она в этом признаётся.

- Ты в том  ответе написал, Олег, что .. отношения строят ДВОЕ. Ты даже выделил это – двое. Да, я тоже так думала. И помнится, мы с тобой даже несколько раз это проговаривали, обсуждали, особенно когда я входила в своё дефолтное состояние и … предъявляла претензии. И я тебе сама говорила, что мы ответственны оба за наши отношения, что они – СТРОЯТСЯ.  И это – труд. Труд души. И надеяться на то, что вот так,  можно встретить идеального человека, с которым не нужна будет никакая работа над собой – это иллюзия. И я потом была в этом уверена, что никто из нас не встретит никогда того, кто бы идеально подходил, и по всем параметрам. Что придётся в чем-то ломать себя, и учиться подстраиваться.

Сейчас я думаю несколько иначе,Олег.

Светлана  подалась вперед. Ей хотелось как можно точнее донести свою мысль, она понимала, что сделать это не так легко, потому что есть вещи, которые она пока плохо может изложить словами. Многое было просто на уровне чувствования, что так есть. А словами было сложно. Поэтому и захотелось взять его руки, такие бархатные в своей сухости, - в свои. И она положила свои ладошки сверху, чувствуя, вновь чувствуя всю эту шершавость, которую не забыла до сих пор.

Отношения создаются в поле женщины. В том поле, которая создает она. И будет ли комфортно в этом поле мужчине, или не будет – зависит от неё. Она его выбрала, на старте. Даже если это была и не её инициатива – всё равно выбирает женщина: будет ли она с ним? Хочет ли она быть  с ним? Хочет ли она быть его пустотой? Той пустотой, в которую способен безопасно войти мужчина?

- Не уверен, что хорошо понимаю тебя, - с хрипотцой в голосе, но по-прежнему своим красивым баритоном проговорил Олег …

Разве мужчине нужна пустота? Мне это казалось другим. Что именно женщина наполняет мужчину. Что именно за её эмоциональностью он идёт… И его вопрос повис в пространстве.

- Всё так, Олег. Всё так. Женская пустота – это мужская свобода. Женская пустота – это позволить мужчине, которого  она выбрала для себя, быть тем, кем он и есть. Таким, какой он уже и есть. Ведь это так странно, что женщина, влюбившись в этого человека, вдруг, в отношениях, начинает его переделывать. Сначала слегка, потом всё больше и больше он её начинает не устраивать. Мы ведь влюбляемся друг в друга не внешне, думаю, ты с этим согласен.

- Ну …  вряд ли внешне. Тут целый комплекс всего, всех характеристик, качеств и параметров.

-  Да, и не только этого, внешнего,  тут еще и целый комплекс внутренний… мы влюбляемся в тех.. кто сможет нам показать то, что мы в себе еще не узнали. Особенно это важно для женщин. Это же и есть служение мужское: показать своей любимой женщине то, что она в себе еще не увидела. Помочь ей увидеть. Отсюда включается её эмоциональность. Не все, ой не все… - и Светлана засмеялась, явно имея ввиду себя – не все женщины умеют принимать то, что покажет мужчина. Знать, в  них нет пока пустоты, она чем-то занята: шаблонами, умствованиями, рамками и ограничениями.  Если говорить аллегориями, прости за образность,  - и она слегка смущённо продолжала, - то в женской вагине стоит тампакс, и туда не сможет войти мужской фалос… пространство занято.  Эта НЕ-пустота наполнена разными «как должно быть»… «как я хочу»… «чего я достойна» и другой мутью.

И когда мужчина начинает показывать ей – чего она еще не знает о себе – это болезненно. Не всякая женщина способна это принять, узнать о себе.

Вот и я была – той … всякой,  - и она опять посмеялась над собой.

Помнишь, как я периодически взбрыкивала… Как некоторые слова твои меня задевали. Как появлялись слезы на глазах, а ты не мог понять – что случилось… Ты задевал какие-то точки, которые я еще в себе не приняла. Я же просила мужчину сильнее меня. И тот уровень я еще не прошла. Я тогда была совсем не способна услышать что-то новое о себе. Услышать и отрефлексировать гармонично. Не обвинить в ответ, не сказать «сам дурак», а именно ПРИНЯТЬ в свою пустоту то, что ты мне лишь показал.

А уровень моей закрытости перед тобой вообще зашкаливал… Сильно зашкаливал. Ты так точно написал, что у тебя картинка не совпадала между тем, что говорится и делается. Ты это очень точно подметил, Олег. Я играла. Во что? Не понятно. В другую женщину. Я играла роль. Я боялась перед тобой открыться. Мне это было жутко страшно. Мне казалось, что если ты меня узнаешь настоящую, то … сразу бросишь. Вот эта моя израненность, что меня можно сразу бросить, как только я открою свои настоящие чувства, она-то и не давала тебе истинной картины – кто я, какая на самом деле. Я говорила одно, делала другое, чувствовала третье…. Я не могла себе позволить этой роскоши – быть собой. Почему? … Потому что та, которой я была внутри, я себе не нравилась.

А женская пустота – это полное принятие себя. Заранее, авансом даже. Приняв всю себя, женщина спокойно может принять всю правду о себе. Всё то, что ей еще откроет мужчина.

- Ну позволь, по твоим словам получается, что отношения строит только женщина, нет же…?

- Отношения строятся… ну да, их строят оба. Но немного не в том контексте, о котором говорю я. На старте – да, они оба притянулись, каждый своими задачами, программами, который хотела решить душа. И они выбрали именно друг друга. А вот потом, отношениями управляет именно пустота женщины. Есть пустота? Отношения складываются. Нет пустоты – отношения терпят крах. Некуда войти мужчине, понимаешь? Некуда. Пустота женщины набита знаниями, точнее теорией, и она не может принять своего любимого. Ей кажется, что он всё делает не так…..

Я тебе признаюсь, как бы мне не было это сейчас стыдно и больно…  - было видно, как Светлана преодолевает себя, -  я же не нашла в себе то желаемое  чувство восторга тобой.  Я его тогда не увидела. Особенно твоих мыслей, речей… Я же периодами сидела и думала: ну что он говорит… Ну,  ведь не то говорит совсем… ну блин…

Вот, Олег, то ключевое,  что не дало нам никакого шанса. Это и было моим предательством тебя. Я не разглядела тогда в тебе ту мудрость, которую ты мне давал. Сполна. Я умничала… Сильно умничала. Я не могла признаться сама себе, что все мои теории – хлам, херня. Что вот он – перед тобой живой человек. Просто люби его и всё. Просто принимай его всей своей пустотой. Просто дари ему своё пространство пустоты, без желания быть его умней, без желания его переделывать…

Я же гораздо позже нашла, увидела это в себе – почему мне всегда было важно казаться умнее кого-то, выше, лучше. Это опять шло из не-ценности себя. То есть мне легче было, ох уж мой изворотливый ум… Мне легче было унизить кого-то, умалить в своих глазах, чтобы … приподняться НАД ним. И тогда, да… тогда я была в своих глазах «на коне». Когда я увидела в себе эту схему, меня просто вывернуло наизнанку от этой дури.

Мне стыдно в этом признаваться сейчас, Олег. Очень стыдно. Но откуда-то я понимаю, что мне это надо. Это новый уровень меня – показать самой себе. И принять себя – даже в этом.

- Но ты же вроде так умело давала мне чувство значимости, - Олег не мог понять,  где она была не искренней: тогда или сейчас.

- Я была искренней и тогда, и сейчас, Олег. Всё, что я говорила – это было правдой. Но это был ведь всего лишь внешний слой. Я давала тебе значимость больше в каких-то поступках, прикосновениях… и в этом я была искренняя. Мне нравились твои мужские поступки. Мне нравилось наблюдать – как и что ты делаешь. Была в твоей степенности и неторопливости какая-то завораживающая для меня красота. Я не могла напиться, напитаться этой красотой. Уверенные движения, спокойствие и умиротворение, – это то, что ты мне давал,  и я это принимала.

Но вот не все твои мысли я смогла принять в тот момент. Не все. Я умничала. И даже не осознавала это. В какие-то моменты наших диалогов я так высокомерна была, я считала тебя не разумным дитя – вспоминать сейчас мне себя, ту – очень не приятно.  И своим внутренним чутьем мужчина не может принять эту женскую НЕ-пустоту. Любой мужчина чувствует это не принятие, и она, не-пустота, выталкивает его из отношений. Ему  нет места там, где его не приняли, целиком и полностью. Каждый кусочек его, каждую клеточку, каждую мысль. Только в таком пространстве он чувствует себя – в безопасности. Только там он может быть расслабленным внутренне. Что называется – в своем , а не в чужом, враждебном поле. Ведь по сути – когда женщина не принимает мужчину целиком – она создает враждебное для него поле. Правильно?

- Ну да, согласен.

- И мужчина это чувствует. А уж  тем более -  ты. Ты не мог этого не чувствовать. И не важно – с помощью чего, какими инструментами женщина показывает мужчине свою не –пустоту, свою враждебность. Я показывала это – своим несогласием с твоими решениями. Что якобы у меня – другие ценности. Сейчас мне даже не хочется вспоминать весь тот свой бред,  - и Светлана нахмурилась.

Ведь если бы во мне была та принимающая тебя пустота, я бы спокойно принимала любые твои решения. Чётко зная внутри себя: ты меня не хочешь обидеть. Ты всё делаешь нам – во благо. И на любые решения ты имеешь право в моей пустоте. Любое решение в пустоте – верное, понимаешь?

- А разве это не будет и предательством себя?

- Где же здесь предательство? Я позволяю тебе быть собой.  Принимать любые решения, просто зная, что ты тот, с кем мне хорошо. Кто пришёл заботиться. Кого я хочу любить. Просто любить, обнимая своей пустотой. Но нет же…  Мне хотелось требовать…. Я же даже твоё желание помочь мне в продвижении моего бизнеса восприняла как … как нежелание обо мне заботиться.

И знаешь, ведь в самом  начале вроде было всё хорошо. Я видела твои влюблённые глаза,  принимала все твои поступки, слова и мысли. И чётко запомнила самый первый момент своего предательства: я тогда не понимала, что это – начало конца, не расценивала это как предательство. Но помнишь наш с тобой разговор, где мы были не согласны, точнее, это я начала не соглашаться с твоими теориями? И всё, моя предательница включилась. И с того момента наша история уже была предрешена.

У меня не хватило мудрости принять твой взгляд. Принять его целиком и полностью. Просто как еще один вариант развития вселенной. Просто как взгляд … своего …  любимого … мужчины. Пустоте ведь даже не обязательно надо соглашаться, предавать себя. Нет.  Пустоте важно дать пространство для еще одного. В пустоте найдётся место всем. Пустота – она бесконечна.

Но нет же… я помню это дурацкое состояние превосходства, которое роилось во мне тогда. Какая-то совершенно паскудная мысль: ладно, не буду спорить.  Скоро он и сам об этом узнает и изменит  свой взгляд.

Всё, это и есть – точка отсчета конца. Это и есть женское предательство. И конец уже – неизбежен. Он уже сам найдёт исполнителей – через какие действия запустить механизм катапульты))) – Светлана ухмыльнулась … лишь едва, уголками рта. 

Они какое-то время сидели молча… каждый находился в своих раздумьях, запивая их глотками тёплого, прекрасного чая, где чайный лист отдал всю красоту букета в напиток. Отдал щедро, без остатка.  Отдал всего  себя, ярко и сочно выполняя своё предназначение.

- А мы вот жадничаем, - думала про всё это Светлана. Жадничаем выполнять своё предназначение – ЛЮБИТЬ.  Нам всё время хочется, что бы любили нас. Это всё равно, что чайный лист начнёт просить: ну подарите мне свою любовь просто так, а я вкус и аромат оставлю себе, вдруг пригодится…. Бред, нонсенс…

Тишину  и медленный ход её мыслей прервал Олег.

- А зачем ты сейчас мне это рассказываешь? Ты же понимаешь, что мне это не совсем приятно.

- Зачем рассказываю? Не напиши ты недавно, что «не вини себя»… что отношения, если не складываются, то в этом ответственны ОБА… я бы,  наверное,  так никогда тебе этого и не сказала. Но как-то сразу у меня возникла эта потребность. Сказать тебе, что нет, не двое. Что в нашем случае они не сложились из-за того, что я не дала тебе той пустоты. Не дала нам шанса.  И ты тут был не причем.  Моя израненность того периода не позволила нам. И ты потом себе это уже объяснил тем, что тебе  чего-то не хватило во мне … не хватило вдохновения от меня, не хватило того, другого, третьего… ну вот же… вот… говорил ты себе. Но это всё – внешнее.

А на самом деле тебе не хватило моего принятия. Того нейтрального поля, в котором творит мужчина. В котором чувствует себя – как в лоне матери. Ведь только там, в лоне, он … развивался. От клеточки до целого человечка.  Я не дала тебе этого всё-принимающего пространства.

- А в какой момент ты это поняла? Хотя, в общем-то, дурацкий вопрос, бессмысленный, можешь на него не отвечать.

- Почему же дурацкий. Я просто еще до него не дошла, - и Светлана вновь наклонилась вперед, ближе к  Олегу, вложив свою руку в его уверенную бархатную ладонь, свои пальцы – между его пальцев. Для неё это был очень важный жест. Понял ли его Олег?..

- Я поняла всю твою мудрость только уже позже. Намного позже. Ведь после нашего расставания я свалилась в своей самооценке – пожалуй, под плинтус,  – и Светлана легко рассмеялась. Было видно, что она на самом деле прошла этот шаг. Она увидела и приняла себя – даже в той своей всей наготе и дурости.

Я сейчас вспоминаю себя ту, что я там творила в твою сторону и … сама себе противна. Противна и любима одновременно. Я не могла там иначе.  И делала самые дурацкие поступки, слова и действия.   Сейчас ... я будто выздоровела в один момент. И  поняла, что  делала это для того, что бы … показать себе, вернуть всё то высокомерие, которое я проявила к тебе когда-то.

А поняла всю твою мудрость именно тогда, когда видела, как очень спокойно и  мудро ты относился к моим самым противным действиям. Как ты давал очень мудрые советы. Тогда-то я и наконец… познакомилась с величием твоей души. Наконец  её и разглядела.  А разглядев – посмеялась над собой. Сказав: да… деточка… это не твой мужчина. Ты до него еще просто не доросла. Ты не способна была принять его мудрость. Ты своим ограниченным умишком просто его не способна была переварить. А завуалировала это… ум ведь не хотел соглашаться, … нет. Ум такое пережить на тот момент не мог. И он – критиковал всех инакомыслящих! И только пройдя через очень-очень многое … я поняла эту теорию пустоты. Наконец-то  достучалась до себя – КАК это на самом деле – принимать другого человека таким, как он есть. А тогда это были только слова для меня, ничем не подтверждаемые на практике.  

Светлана подлила себе горячего чаю. Свечка, над которой стоял чайник, нагрела его до такой степени, что он начал уже слегка «петь»… шкворчать... бормотать что-то на свой лад. Наверное, что-то типа : друзья, за своими разговорами вы забыли про меня… а я … призван быть выпитым и наслаждающим. Наслаждающим ваши рецепторы. Именно в этом моё предназначение на этой земле.

- Да, Олег … мы часто забываем своё предназначение. А оно по сути – одно. Вот проявляется у всех по разному, но по сути – одно: мы пришли сюда – любить. Просто любить. И женщина любит своей пустотой. Вбирая в неё всех, кого она выбрала.

- Ты сказала, что мужское служение для женщины в том, чтобы показывать ей то, чего она еще не знает о себе. Правильно я понял?...

- Да.

- А в чем тогда женское служение? Давать пустоту?

- Я бы сказала немного не так, Олег. Женское служение мужчине – это и да, наслаждать пустотой, но и отражать ему то, что он уже достиг. Ценить то, что он делает для неё. Потому как может показаться, что эта теория пустоты всё обесценивает? Все его дела и поступки провалились в пустоту её и … забылись?...  Нет. Пустота – как Вселенная. В ней, в её видимом хаосе, всё упорядочено. Никто не забыт и всё находится на своем месте.  Каждый атом. И женское служение – возвращать мужчине его поступки – значимостью и восхищением.

Наступила тишина, долгая пауза, которая позволила каждому побыть наедине со своими мыслями.

Затем Светлана вернулась к своему вопросу, заданному вначале.

А больше всего женщина любит того мужчину… который изменил её. Он навсегда остаётся для неё значимым. И для этого не всегда нужна взаимность, как ты сказал, Олег. Порой оказывается гораздо ценнее то, что … мужчина её НЕ полюбил.

Ты бы наверняка не смог меня изменить, останься ты тогда. Наши отношения постепенно становились бы хуже и хуже,  а я… - Светлана зарделась легким румянцем, - становилась бы всё стервее и стервее. Я бы всё больше и больше доказывала и тебе, и себе, что ты – недостоин моей любви. Мне же в то время мешало всё это понять моя корона, - и Светлана засмеялась, показывая над головой размеры своей короны.

Ты молодец, что тогда всё это тонко почувствовал. И я за это тебе безгранично благодарна.  Ты почувствовал, что тебе чего-то не хватает. И это «чего-то» было очень принципиальным.  И не важно - чем ты это объяснил себе. Будь ты хоть чуточку слабее, пойди на поводу  у меня – мы бы просто разрушили друг друга. И я бы не смогла пройти через то, через что прошла за весь этот год.  Я бы не опустилась на самое дно своего ада. И только дойдя до него, я смогла почувствовать эту почву под ногами, и сумела от неё оттолкнуться, и уже затем начать подниматься.

Тогда-то и начался тот поиск, который и привёл к той, какая я сейчас. К той, которая смогла посмотреть в лицо своим ошибкам, страхам и всем своим никчёмностям.

И знаешь, наверное,  я только теперь по-настоящему готова к новым отношениям.  Но … - и Светлана  сделала очень выразительный взгляд, показывая важность сказанным сейчас словам – значимому  мужчине нельзя найти замену.  Его нельзя заменить никем. Нельзя ни разу. Он навсегда остаётся в сердце.  И там, в сердце, как правильно ты однажды сказал, там мы всегда вместе.

- Скажи, - задумчиво произнёс Олег. По твоей теории значимости, в жизни женщины может быть только одни «значимый» мужчина, - и он сделал акцент на слове «значимый».

- Я думаю, что нет, не один. Мы меняемся, каждый раз меняемся. Каждая новая встреча меняет нас, больше, меньше, или совсем чуть-чуть. Какие –то встречи меняют сильнее, не скажу, что бы вот кардинально, но да, оставляют в душе след. Меняют что-то важное внутри. У кого-то, это, возможно, и единственная встреча, а у кого-то их может быть и несколько. Но не скажу, что «значимый» - значит «единственный». Хотя – это лишь только моё мнение, и моё чувствование. А ты же знаешь, я женщина – чувство, - и Светлана снова улыбнулась Олегу, и ему нравилась эта её легкая улыбка.

Значимого мужчину можно только  ПРИНЯТЬ.  Осознать и принять.

Осознать, что он – был. И был не ниже, и не выше тебя. Потому что мы всегда выбираем равных себе партнёров. Только равных. Жаль, что не всегда это вовремя понимаем. Нам то корона мешает, то чувство собственной никчёмности. Равный – это значит, что для решения какой-то важной задачи. Равный – это значит, что душа знала, что задача имеет решение.  И именно с этим партнёром. И не важно  - вместе они или уже расстались.

Звучала приятная, красивая мелодия. Что-то очень знакомое, но Светлана не смогла бы сказать – откуда она её знает.  Она продолжила:

- Я читаю вопрос, повисший в пространстве. Ты, кстати, очень прав, что .. . общаясь на определённом уровне, нам становится не важным – написан или нет вопрос, сказаны или нет нужные слова. Ты не совсем понимаешь, КАК женщина строит отношения своей пустотой? Где заряд, где движение и рост, за счет чего, правильно?

- Всё-то ты видишь и чувствуешь, ничего от тебя не скрыть, - Олегу было приятно, что этот вопрос она услышала и сама.  Да, мне это пока не понятно и хотел над этим поразмышлять позже, слишком как-то всё необычно пока для меня.  Приподнятые уголки его губ говорили о многом.

- Как много передаёт нам мимика, даже то, чего не хотел бы говорить вслух и сам человек, - подумала Светлана. Именно из-за этого она так не любила переписку, там не виден человек, там видишь смысл больше своих проекций, интерпретаций. И много искажений.

Движение, Олег, рост отношений происходит, на мой взгляд, из-за разности потенциалов в этой пустоте. А разницу эту создают… чтобы ты думал?... Разницу создают желания женщины.  Они, желания, всегда имеют заряд-минус, так как они еще не реализованы.  А любой минус-заряд будет искать заряд-плюс, то есть реализацию. И через что выльется это реализация – не так важно.  Сама ли женщина, или вдохновит своей пустотой мужчину – не имеет значение.

Своей пустотой женщина заряжает пространство.  Она позволяет в этой пустоте раскрыться и мужчине. Быть и ему – уязвимым, открытым, доверяющим. Быть понятым и принятым.  Как говорится – без страха и упрёка. И в эту пустоту стремятся все, потому что там – безопасно. Там можно творить, по-мужски, сильно. 

- Да, знаешь, я как-то давно понял, что настоящая женская любовь – это не та прилипчивость «ты мне нужен», «я без тебя не могу»…

- Конечно, Олеж, так и есть. Это совсем не любовь, это – зависимость. Женская любовь – это предоставление пустоты. К ней приходят и хотят остаться. А если не хотят – то… значит, и не было пустоты. Или нашли бОльшую пустоту. И она, женщина, спокойно отпускает. Зная, что любая пустота не останется долго невостребованной. В ней обязательно появится тот, кому нужна эта пустота.

Но женщина, Олег, никогда не забывает того, кто открыл в ней эту пустоту. И встав, перейдя на его сторону стола, она спросила:

- Олег, скажи, могу я сделать то, что мне хочется? Ты позволишь мне это?

Несколько секунд замешкав с ответом, и все же дав его положительным, Олег не ожидал того, что произошло  затем. Светлана слегка наклонилась к Олегу и … поцеловала его прямо в губы сильным, уверенным поцелуем. И это не было похоже на дружеский поцелуй.

Закончив, Светлана  выпрямилась, продолжая держать Олега  за плечи, и прикрыв на пару-тройку секунд глаза, как бы говоря Олегу «благодарю, что позволил это сделать»,  стала собираться.

- Это поцелуй … тому мужчине, который смог из меня достать то, что не сумел достать ни один другой мужчина. Благодарю …  ЗА ВСЁ.

Она  задержалась еще на пару секунд, пристально посмотрев  еще раз в его глаза и, со словами «Пока, не провожай», пошла к выходу, оставляя за собой для Олега шлейф знакомого запаха.

- Вот теперь… не дует, - улыбнувшись самой себе, подумала Светлана.



906 просмотров




Новые статьи:




создание и продвижение сайтов в городе Стерлитамак © коуч Лариса Канаева | Карта сайта | RSS